О Бобринских на нашем родословном плакате

На нашем родословном плакате, в чисто крестьянском секторе, присутствуют портреты царя Алексея Михайловича, императрицы Екатерины II Великой, князей и графов. Разместил я их на плакате вот зачем. Они нам не приходятся родственниками и с точки зрения именно родословия не имеют к нам никакого отношения. Но, с другой стороны, помещики оказывали очень большое влияние на то, как жили простые люди на принадлежащих им землях.

Большая часть «Прокудинского» сектора дерева относится к землям Богородицкого уезда, со времен Алексея Михайловича принадлежащих государю. Небольшой участок схемы на правом краю относится к селу Люторичи Епифановского уезда – это село принадлежало князьям Ромадановским до пресечения их рода, а в 1763 году выкуплено по приказу Екатерины II и так же вошло в состав дворцовых земель. Что означало понятие «дворцовые земли»? – это села, где крестьяне платили подушные подати самостоятельно и имели личную свободу, т.е. небыли крепостными. Статус государственного крестьянина был весьма высок. Пока наши предки жили на государевых землях можно наблюдать большое число браков между крестьянами разных сел, иногда весьма отдаленных. Часто женились и на однодворческих дочерях, а однодворцы – это очень пафосная часть общества того времени, считавшая себя ровней небогатым дворянам. Вступали в браки и с мещанами, и с представителями духовного сословия.

Крестьянская община самостоятельно определяла: кого отдать в рекруты; решала вопросы самоорганизации. Сами строили храмы. Так, например, в 1786 году крестьяне села Иевлево и приходских деревень, во главе со старостой Никифором Григорьевым, приходящимся мне прямым предком, решили строить новый каменный храм. Собрали все необходимое, написали прошение о благословении на имя епископа Феодосия Каширского и Коломенского и, получив от него храмозданную грамоту, храм возвели.

А в это время у императрицы Екатерины II подрастал внебрачный сын от графа Григория Григорьевича Орлова – Алексей Григорьевич. Сын был разбитной и доставлял матери много неприятностей. Мотался по заграницам, кутил, … Но с единоутробным братом Павлом у него были настоящие братские отношения. Когда Павел I взошел на императорский престол, одним из первых его указов было наделение Алексея имениями и возведение его в графское достоинство. С этого указа и началось 65 летнее крепостное рабство для наших предков.

Живых рассказов тех времен я не слышал, но есть несколько ярких следов в документах. Сразу с 1796 года прекратились все браки закрепощенных крестьян с представителями мещанства, духовенства и однодворцев. А дальше, по мере разделения и измельчения именья между детьми, происходит дополнительная изоляция. Так в 18 веке село Иевлево и село Черняевка, выселенное из него в 1750х годах, и находящихся друг от друга всего в 8 километрах, были почти как одно село. Ходили друг к другу в восприемники при крещении. Женихались. Помнили о родстве. А с 1813 года, когда Иевлево унаследовал Павел Алексеевич, а Черняевка досталась брату Василию Алексеевичу – между селами пролегла граница.

В 1830м году владелец села Иевлево граф Павел Алексеевич Бобринский поехал в Италию, по слухам, приударив за какой-то красавицей. Вроде бы, какое дело простым крепостным до любовных интрижек графа? Но интрижка закончилась дуэлью, и 7 ноября граф был убит во Флоренции. Дети еще малолетние, но все равно возник вопрос раздела наследства между ними и выделения вдовьей доли для Юлии Станиславовны. А у вдовы от ее первого мужа имелись малолюдные земли в Нижегородской губернии. И вот в ревизии 1834 года встречаются по всем селам и деревням обширные разделы «Проданы графине Юлие Станиславовне Бобринской и перевезены Нижегородской губернии в Макарьевский уезд». Под такую раздачу попали многие наши родственники, среди которых Зосим Ильич Старцев – прадедушка Михаила Дометьевича Панова – дедушка бабушки Зинаиды Кирилловны.

А еще в той же ревизии есть интересная деревня Анинская отрада. В 1824 году Павел Алексеевич собрал в нее крестьян со всех своих имений по несколько семей с каждого села или деревни и основал большую деревню на полторы тысячи душ. Прожили они в новой деревне 4 года, наладили быт и вот снова в путь. В 1828 году известный промышленник и предприниматель Николай Никитич Демидов активно скупал крестьян в центральной России для работы на своих уральских заводах. Тульские земли к этому времени весьма плотно населены и Бобринские решили заработать на рабочих руках. Крестьян семьями отправляли из многих сел поместья, а вот из деревни Анинская отрада отправили всех жителей поголовно. Так что еще несколько лет она стояла пустой и только в 1833 году управляющий имением покойного Павла Алексеевича снова заселил деревню, опять собрав по нескольку семей из разных мест.

С другой стороны, за полтора века владения землями Богородицкого уезда, Бобринские сделали очень многое для развития территории. Были построены сахарные заводы. Богородицкая уездная больница была оснащена по последнему слову медицинской науки того времени. В годы эпидемий, прошедшихся по России в середине 19 века, смертность по уезду не имеет таких всплесков, как в других губерниях. А младенческая смертность и смертность среди рожениц, если сравнивать, например, с Ишимским уездом в Тобольской губернии, так меньше на порядок. В годы голода, даже уже и после отмены крепостного права, графья помогали крестьянам пережить тяжелый год.

Так же интересно отметить книгу о народных художественных промыслах, что написал граф Алексей Бобринский в конце 19 века. Он собрал много сведений о том, что и как делали крестьяне и собрал в хорошее иллюстрированное издание. По этому учебнику до сих пор учатся в Абрамцевском художественном колледже им. Васнецова, а потомки тех крестьян задаются вопросом «это тот самый, наш Бобринский?»

13.03.2019
Алексей Петров