Вологодский епархивальный вестник, НОЯБРЯ 15. № 22. 1882 ГОДА. Страницы 433-440

ВОСПОМИНАНІЕ
о протоіереѣ Максимѣ Васильевичѣ Савиновѣ (1768—1840)

Максимъ Васильевичъ Савиновъ, Тотемскаго Богоявленскаго собора протоіерей, былъ весьма замѣчательная личность, о которой до сихъ поръ между старожилами Тотьмы сохраняется доброе и благодарное воспоминаніе. Это былъ человѣкъ необыкновенно умный и для своего времени весьма образованный, строгой жизни, твердаго и энергическаго характера, добраго сердца, ревностный исполнитель всѣхъ своихъ обязанностей. Особенно памятенъ онъ своимъ неутомимымъ и самоотверженнымъ усердіемъ къ дѣлу образованія мѣстнаго юношества въ бытность его штатнымъ смотрителемъ Тотемскаго народнаго училища, каковую должность занималъ въ продолженіе 27-ми- лѣтъ.

Максимъ Васильевичъ родился въ 1768 году. Онъ былъ сынъ священника Верхопѣжемской Богоявленской церкви Вельскаго уѣзда. Такъ какъ Вельскій уѣздъ до 1788 года принадлежалъ не къ Вологодской, а къ Архангельской епархіи, то Максимъ Васильевичъ сперва обучался въ Архангельской семинаріи, а къ концу курса перешелъ въ Вологодскую .

По окончаніи семинарскаго курса, опредѣленъ былъ 30 Іюля 1789 года въ Вологодскую семинарію учителемъ латинскаго языка и Закона Божія и занималъ эту должность около шести лѣтъ до апрѣля 1795 года. Въ апрѣлѣ 1795 года рукоположенъ въ санъ священника преосвященнымъ Иринеемъ, епископомъ вологодскимъ и устюжскимъ, и назначенъ протоіереемъ Тотемскаго Богоявленскаго собора, первоприсутствующимъ въ тамошнемъ духовномъ правленіи и цензоромъ проповѣдей. Съ 1804 но 1832 годъ былъ штатнымъ смотрителемъ и законоучителемъ въ Тотемскомъ народномъ училищѣ. Съ 1815 по 1824 годъ былъ ректоромъ Тотемскаго духовнаго училища, занимая въ этомъ училищѣ съ 1818 года и должность учителя латинскаго языка.

Всѣ эти немалочисленныя и разнообразныя должности Максимъ Васил. исполнялъ съ свойственною ему точностію и аккуратностію, чѣмъ и заслужилъ справедливое отъ всѣхъ уваженіе. Но особенною энергіею ознаменована была, какъ выше сказано, его дѣятельность по должности штатнаго смотрителя Тотемскаго народнаго училища. Изъ имѣющихся у насъ подъ рукою документовъ извлекаемъ нѣкоторыя выдающіяся черты этой дѣятельности и нѣсколько другихъ свѣдѣній о его жизни.

По вступленіи въ должность штатнаго смотрителя, первою заботою ого было — открыть при уѣздномъ училищѣ приходское, котораго еще не было. О необходимости открытія этого училища онъ писалъ директору слѣдующее: «пока при уѣздномъ училищѣ не будетъ приходскаго класса, до тѣхъ поръ и само уѣздное училище не будетъ соотвѣтствовать цѣли, потому что въ него поступаютъ дѣти ничему еще не научившіеся; слѣдовательно учители должны терять сперва много времени въ обученіи поступившихъ буквамъ, складамъ, чтенію, и письму». — Но такъ какъ средствъ на открытіе этого училища не оказывалось, то Максимъ Васильевичъ началъ съ 1805 года каждогодно жертвовать изъ своего смотрительскаго жалованья по 100 рублей на это училище и на вспомоществованіе бѣднымъ ученикамъ. Изъ этой суммы по 40 рублей назначалось въ годъ приходскому учителю, по 20 рублей выдавалось двумъ бѣднымъ ученикамъ, переходившимъ изъ приходскаго въ уѣздное училище и по 20 руб. на учебныя пособія и на награды прилежнымъ ученикамъ. Такимъ образомъ, благодаря великодушному пожертвованію добраго о. протоіерея, приходское училище было открыто.

Всячески и вездѣ изыскивая способы къ увеличенію денежныхъ училищныхъ средствъ, бывшихъ весьма скудными, онъ въ 1806 году убѣдилъ графа Владиміра Григорьевича Орлова уступить въ пользу Тотемскаго уѣзднаго училища имѣвшійся у него въ Тотьмѣ на секундъ-маіорѣ Пановѣ денежный искъ , по которому досталось въ пользу училища 1656 руб. 15 коп. Впослѣдствіи (съ 1820 и 1824 г. г.) онъ же склонилъ городскую думу, вмѣсто 155 рублей каждогодно отпускать въ пособіе уѣздному училищу по 200 рублей, а на содержаніе приходскаго училища по 100 рублей въ годъ изъ городскихъ доходовъ.

До 1809 года уѣздное и приходское училища не имѣли собственнаго помѣщенія, а помѣщались на наемныхъ квартирахъ, бол. частію весьма неудобныхъ. Максимъ Васильевичъ, силою своего убѣжденія, устранилъ и этотъ недостатокъ. Въ 1809 году онъ убѣдилъ богатаго Тотемскаго купца Холодилова подарить училищу довольно помѣстительный домъ, стоившій болѣе 1400 руб. серебр. и на исправленіе и приспособленіе его пожертвовать 1000 рублей. Въ этомъ домѣ, за помѣщеніемъ обоихъ училищъ, устроены были квартиры и для учителей. Онъ же убѣдилъ городскаго голову коллежскаго ассессора Кузнецова къ пожертвованію въ пользу училищъ каменнаго дома при Леденгскомъ соляномъ заводѣ въ 35 верстахъ отъ г. Тотьмы; доходъ съ этого дома усилилъ средства училищныя.

Въ 1815 году училищный домъ, пожертвованный Холодиловымъ, едва не сгорѣлъ во время сильнаго пожара, случившагося въ Тотьмѣ. Въ это-то время со всею силою обнаружились заботы Максима Васил. о любезномъ ему училищѣ. Пожаръ произошелъ 14 іюня и истребилъ двѣ трети города. Домъ протоіерея загорѣлся въ самомъ началѣ пожара, и хозяинъ, оставивъ собственное имущество па произволъ судьбы, съ опасностію жизпи спасалъ какой-то комодъ съ училищными дѣлами и книгами, который однакоже, какъ послѣ доносилъ Савиновъ дирекціи училищъ, «отъ тяжести и торопливости бывъ уроненъ съ лѣстницы, разбился, и ящики изъ него выпали, и по сей причинѣ нѣкоторыя бумаги, книги и разныя мелочи во время переноски были уронены и разнесены вѣтромъ». Дѣла училищныя, спасенныя отъ пламени, отнесены были однако въ безопасное мѣсто. Послѣ того протоіерей поспѣшилъ къ дому духовнаго правленія и собору для спасенія церковной утвари и архива; но домъ правленія и соборъ съ колокольнею сдѣлались жертвою пламени. Пожаръ сталъ уже распространяться повсюду, и Савиновъ, не смотря на истощеніе силъ и изнеможеніе, отправился къ училищному дому, изъ котораго, при помощи учителей, вынесены были въ поле книги, ландкарты и другія училищныя принадлежности, такъ какъ зданія, ближайшія къ училищу, уже объяты были пламенемъ, и пожаръ съ трудомъ остановленъ былъ только чрезъ домъ отъ училища. Протоіерей, лишивішись пристанища, провелъ послѣ того трое сутокъ на берегу Сухоны, подъ открытымъ небомъ.

Упомянутый пожаръ доставилъ новый случай къ доказательству того, на сколько было сильно и вліятельно слово убѣжденія Максима Васильевича. Когда, по поводу обгорѣнія Богоявленскаго собора, о. протоіерей обратился и къ ближнимъ и къ дальнимъ боголюбцамъ съ своими краснорѣчивыми воззваніями о пожертвованіяхъ на возобновленіе собора, то въ непродолжительное время собралъ столь значительныя суммы, что могъ почти заново перестроить соборъ, изъ одноэтажнаго сдѣлалъ его двухэтажнымъ, въ италіянскомъ вкусѣ, съ колоннами и шпицемъ по срединѣ.

Максимъ Васильевичъ велъ обширную переписку и пользовался лестною извѣстностію въ обѣихъ нашихъ столицахъ. Между прочимъ онъ былъ извѣстенъ министру духовныхъ дѣлъ и народнаго просвѣщенія князю Голицыну и, безъ сомнѣнія, вслѣдствіе его рекомендаціи, былъ въ 1820 году, по Высочайшему повелѣнію, командированъ въ Яренскій и Устьсысольскій уѣзды для свиданія съ пріѣзжающими туда изъ Архангельской губерніи Самоѣдами, для узнанія ихъ образа мыслей, наклонностей и обычаевъ и для изложенія своего мнѣнія о средствахъ къ обращенію этого народа въ христіанство, что имъ и было исполнено и одобрено не только министромъ духовныхъ дѣлъ и народнаго просвѣщенія, но и принято Государемъ съ благосклоннымъ вниманіемъ (*).

За усердную службу Савиновъ въ 1801 году награжденъ былъ скуфьею, въ 1806 г., «а пожертвованіе 100 р. въ годъ въ пользу училища, — сребропозолоченымъ крестомъ для ношенія на персяхъ, въ 1810г. — камилавкою, въ 1818 г. — бронзовымъ крестомъ въ память войны 1812 года и въ 1820 году орденомъ св. Анны 3-й степени. Сверхъ означенныхъ наградъ, Государь Императоръ въ 1820 году соизволилъ пожаловать ему тысячу рублей.

Остается упомянуть еще объ одномъ, важномъ въ жизни о. М. В. Савинова обстоятельствѣ, о которомъ въ послужномъ его спискѣ значится такъ: «въ 1796 году, въ бывшей въ Тотемскомъ Спасосуморинѣ монастырѣ секретной коммиссіи по случаю обрѣтенія мощей, былъ присутствующимъ и потомъ находился при всѣхъ слѣдствіяхъ и свидѣтельствахъ, относящихся къ сему предмету».

Максимъ Васильевичъ скончался въ 1840 году, Октября 7 дня, на 73 году жизни и погребенъ предъ входомъ въ соборъ въ устроенной имъ при жизни каменной часовнѣ. Вотъ сочиненная имъ для себя эпитафія:

Родился, жилъ, грѣшилъ и умеръ я,
Вотъ вся исторія моя.
Кого обидѣлъ, соблазнилъ примѣромъ, Прощенія прошу у всѣхъ,
И самъ другихъ прощаю равной мѣрой, Загладится прощеньемъ грѣхъ.
Прохожіе! мой смѣло прахъ топчите,
Но о спасеніи души
Хоть вздохъ одинъ на небеса пошлите.
А Ты, Спаситель мой, внуши
Безмолвное сіе сердецъ моленье
И даруй мнѣ упокоенье.

Кромѣ эпитафіи, сохранилось немало и другихъ его стихотвореній, особенно переложепій въ стихи псалмовъ и разныхъ церковныхъ пѣсней . Въ заключеніе приводимъ одно шуточное его стихотвореніе, подъ заглавіемъ „Дребедень" изъ котораго видно, что въ молодости Максимъ Вас. обучался въ Архангельской епархіи:

„Въ старинные бывало годы
Любили щеголять перомъ,
Писать па всякій случай оды
И поднося ихъ, бить челомъ.
***
О времена благословенны,
О вѣкъ счастливый, золотой!
Всѣ вещи были окропленны
Кастальскою тогда водой
***
Насталъ ли новаго день года,
Иль святки, иль пасхальны дни,
На все была готова ода,
Стихи родились какъ блины.
***
Не много требуется спросивъ,
Кто первый былъ писатель одъ,
То былъ Михайло Ломоносовъ,
Рыбакъ - крестьянинъ, мореходъ.
***
Въ странѣ, гдѣ геній сей родился,
Я въ молодыхъ лѣтахъ живалъ,
Гдѣ часослову онъ учился,
Я оды тутъ его читалъ.
***
Читалъ—и духомъ восхищался,
Стиховъ любуясь красотой,
Читалъ— и болѣе плѣнялся
Его крестьянской простотой.
***
Вкусивъ Парнасскихъ сладость соковъ,
Всѣ бросились стихи писать,
Барковъ, Херасковъ, Сумароковъ,
Петровъ... но всѣхъ не сосчитать
***
Еще ко утреннему пѣнь
Не билъ въ кимвалы пономарь,
Я мыслей мрачныхъ къ развлеченью
Взялъ въ руки старый календарь—
***
И чтожъ? сегодня Стратилата Святаго празднуется день,—
Пойдемъ, поздравимъ друга, брата,
И скажемъ оду—дребедень.
Н.С-въ